18.10.2021
453f814809f612ba9b99ec95267132bd

Как стартапы обманывают инвесторов

Сергей Дашков, сооснователь Angelsdeck

Принципиально, чтобы фаундеры объясняли своему инвестору, что происходит. Инвесторы кроме зарабатывания денег заинтересованы в удовлетворении собственной любознательности. Например, вы что-то попробовали, что-то сделали, собрали метрики, у вас не вышло, бизнес-модель не сошлась, но это обычная история — здесь нет криминала. 

Но есть два правила, которые должен соблюдать ответственный основоположник:

  • Нельзя не присылать отчет.
  • Нельзя фальсифицировать отчет. Это уже совершенно смертельный грех.
  • Очень изредка бывают случаи откровенного мошенничества. Я помню всего несколько нехороших историй, из которых одна без колебаний является мошенничеством, а вторая очень похожа на мошенничество, но я в этом не уверен.

    Принципиально обратить внимание на то, что когда ты даешь каким-то входящим командам вкладывательные деньги, то, весьма вероятно, найдутся нерадивые люди. Да, порой такое случается, но, как правило, такие люди попадаются очень изредка, и это совсем небольшой процент от общего числа проектов (у меня на данный момент 50+ портфельных компаний). 

    Две нехороших истории на 50 плюс отличных — очень неплохой показатель. Я думал, их будет очень больше. Еще раз подчеркну: у нас потрясающие, примечательные основатели.

    История №1. Откровенное мошенничество

    Владимир Гладких — юный парень из Архангельска, проект Hashboard. Начинал он с платформы стриминга законной музыки для заведений общепита. 

    Она должна была работать по последующему принципу: платформа покупает авторские права на музыкальный контент, а уже после этого заведения имеют возможность купить для себя авторскую музыку. 

    Таким образом, рестораны, кафе и сетевые магазины сумеют покупать для себя легальную авторскую музыку, но еще дешевле, чем раньше, и соблюдая все требования законодательства. 

    Я пошевелил мозгами, что это классная идея, и мы дали незначительный раунд. Парень пошел работать, периодически слал нам отчеты, финансовая часть была маловразумительной, несмотря на то что лирическая была довольно содержательной. Иногда он пропадал на некий большой промежуток времени, потом возвращался. 

    После еще одного такого провала он вернулся и произнес: «Нет, у нас все будет не так. У нас будет система лояльности, которая очень круто работает: люди повсевременно ставят лайки в социальных сетях, а мы будем эти лайки парсить по соцсетям и давать информацию о том, кто тебя и как залайкал в каком-то баре. Наша платформа будет предоставлять эту информацию бару».

    Это должен был быть нативный маркетинг, так называемое нативное промо, когда каждый человек становится блогером: он приходит в бар, делает фото и выкладывает в социальную сеть. Если его пост набирает 100 лайков, то он получает, к примеру, бесплатную кружку пива. 

    Позже Владимир пропал в очередной раз и длительно не выходил на связь. Спустя какое-то время я повстречался с другим инвестором, и мы с удивлением нашли, что у Владимира была вторая организация, куда он тоже собрал инвесторов под одну и ту же историю и писал им такие же отчеты. 

    Это был занятный опыт. Мы сверили отчеты Владимира, они совпадали с точностью до знака препинания. Выходит, что этот парень из Архангельска два раза взял деньги для одного и того же проекта, только под два различных юридических лица. 

    Вот это броский пример настоящего мошенничества. Конечно, мы написали заявление в полицию, и она до сих пор расследует это дело. Я знаю, что на данный момент этот проект находится у третьих инвесторов, которые каким-то образом подобрали все выработки. Мне даже прилетала их инвестиционная презентация. 

    Мое оценочное суждение: мы столкнулись с мошенничеством. Рекомендую держаться от этой истории подальше.

    История №2. Умопомрачительная безответственность

    Основоположник Артем Киселев, проект MingleCast, статья о котором не так давно вышла на сайте «Москвич.mag». Мысль проекта заключалась в следующем: как правило, на съемках есть много камер, и эти камеры создают огромное количество видеоматериала.

    Это все бесплатный материал, который никак не употребляется, но можно взять и сделать из него интерактивный интерфейс, который, по плану, будет очень хорошо заходить мобильным операторам, которые передают спортивные мероприятия, например, «Формулу 1».

    Артем Киселев собрал средства инвесторов и сказал: «Самый классный рынок — рынок Латинской Америки». Умопомрачительно, но он не присылал никаких отчетов, но кое-где раз в полгода звонил и говорил, как он пытается заключить контракт, пробивает B2B-контракты. Спустя какое-то время он пропал совсем, а потом опять вернулся и попросил еще малость денег со словами: «Нужно еще немножко времени, и я закрою контракт».

    Мы согласились и дали ему еще мало денег, а потом Артем и совсем пропал — окончательно и бесповоротно. После этого были какие-то странноватые люди, которые предлагали выкупить эту компанию. 

    Вся эта история завершилась тем, что через два года Артем появился на горизонте. Я, естественно же, у него спросил, чего он пропал и как он мог так поступить. На что получил ответ: «Мне постыдно, у меня ничего не получилось. Постыдно было приходить, потому что я ничего особо не делал, ничего не выходило».

    В июне вышла статья про этого парня и про тот же самый продукт. В статье сказано, что этот продукт — история успешного фуррора, но успешного успеха здесь, к огорчению, нет. Кажется, Артем хочет еще раз собрать средства на тот же самый проект. 

    Мое оценочное суждение: тут мы в лучшем случае имеем дело с очень легкомысленным молодым человеком. Для более глубочайшего расследования у меня нет свободного времени. Моя рекомендация — держаться подальше.

    Еще раз желаю подчеркнуть: эти две истории — две аномальные точки в моем большенном ряду добросовестных основателей портфельных компаний. 

    Мораль тут очень простая: работа бизнес-ангелов — поддерживать начинающих бизнесменов своими инвестициями, нетворком и опытом. Одурачить венчурного инвестора ранней стадии дело нехитрое (не достаточно данных для проверки), но для обманщика совсем бессмысленное: счастья и процветания таким образом выстроить невозможно.

     

    Дмитрий Михайлов, бизнес-ангел

    Был кейс откровенного фейка: человек собрал pre-seed 100 тыс. с более 10 бизнес-ангелов и друзей под презентацию собственного друга (который сразу стал бывшим другом) и на эти средства переехал в Лос-Анджелес, а инвесторам произнес, что стартап не взлетел. 

    2-ой случай — откровенный криминал. Когда неудачные предприниматели переквалифицировались в жуликов с подделкой документов, фальсификацией отчетности, выводом средств на левые счета и воровством имущества. Здесь уже уголовка и тюрьма.

    А был кейс, когда фаундер поругался с одним из инвесторов вдребезги, вплоть до обещаний посадить из-за 1-го мелкого и незначительного пункта трехсотстраничного контракта, который фаундер забыл выполнить в срок.

    Инвестор был педант и решил, что фаундер не исполняет договоренности не только в этом пт, а вообще в бизнесе. И пока инвесторы не выкупили бизнес, он три года на боку лежал и не взмывал.

     

    Павел Некрашевич, инженер, основоположник стартапа AETECH

    Основная «боль» стартапа — это отсутствие либо недостаток финансирования на реализацию своих мыслях, когда основатели всерьез озабочены привлечением валютных ресурсов и используют для этого все вероятные методы, вплоть до привирания своих реальных способностей и/или функционала разрабатываемого ими продукта.

    Один из самых сложных шагов при запуске проекта — это привлечь валютные ресурсы на раунде seed. Инвесторы в РФ нечасто инвестируют в проекты на данных стадиях (часто советуют участвовать в грантовых программах), но бывают и исключения, когда они лицезреют уверенность в команде и продукте и ощущают, что проект обязательно обречен на фортуну.

    Конечно, случается так, что инвестор сталкивается с огромным количеством лжи и фальши как о компетенциях команды, так и о функционале разрабатываемого ими продукта — знаю довольно таких примеров, когда для участников такового процесса все средства хороши.

    К примеру, есть компания «X» (не буду гласить, что они разрабатывали), основатели которой общалась с различными инвесторами (в том числе знаменитыми) на предмет финансирования. 

    Питч-дек безупречен, описание продукта — шедевр, а на самом деле ничего нет: продукта нет, он не сотворен и даже не разработан — фантасмагория основоположников и попытка срубить кеш. 

    Это плохо, я так считаю. Накалывать — как минимум неуважение к людям (инвесторам), что хотят развития проекту. Я понимаю, что может быть вариант, когда нет продукта, но есть все основания и предпосылки, что продукт будет сотворен через какое-то время и для этого нужна конкретная сумма, допустим, 1 млн рублей.

    Но не понимаю, почему не сказать об этом инвестору сходу, без обмана, диверсифицировать риски как для себя, так и для него, быть в обычном диалоге. И добропорядочный инвестор всегда отыщет способы и методы для развития неплохого проекта.

    2-ой пример, когда есть компания «Y», основоположники которой уже создали продукт. Они также общались с теми же инвесторами, что и компания «Х», на предмет финансирования. 

    Но речь шла о вербовании средств на создание продукта, что они уже сделали — не на развитие, не на продвижение, а конкретно на создание того, что уже было сотворено. Это вершина стартаперского мошенничества, и за такими действиями непременно должно следовать наказание.

    Лично мое мировоззрение: все должно быть максимально прозрачно в диалоге с инвестором для вербования средств, а именно: 

    • добросовестное описание функционала продукта; 
    • правдивая стратегия развития проекта; 
    • прозрачный диалог. 

    Негатив к таким командам/компаниям, что гонятся за длинноватым рублем, сложно испытывать, скорее, испытываешь сожаление, что в определенный момент для их может все грустно закончиться, а предпосылкой тому будет ложь или обман.

    По материалам: rb.ru

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *